Уральская территориальная организация

gallery/emb-h140px
gallery/ap-9

Общероссийского профсоюза авиационных работников

utoopar.com

НАША  СИЛА - В ЕДИНСТВЕ !

Праздники сегодня
gallery/опар
gallery/фнпр
gallery/фпсо

Центральная профсоюзная газета

gallery/log_____400x400

ППО

"Аэропорт Кольцово"

gallery/18a7f4d837be

Общероссийский

профсоюз авиационных работников

Федерация независимых профсоюзов России

Федерация профсоюзов Свердловской области

Юридические консультации правового инспектора УТО ОПРА В.Г. Ваганова.

Обращения членов нашего профсоюза и не только по вопросам соблюдения трудового законодательства.
Вот некоторые вопросы и ответы на них:

1.Правомерность запрета использования сотовых телефонов в рабочее время

Установление запрета на использование личных сотовых телефонов в рабочее время на рабочем месте правомерно в целях обеспечения безопасности работников при осуществлении ими технологических процессов в производстве или тогда, когда использование работниками личных сотовых телефонов создает или очевидно может создать препятствия в осуществлении трудовой функции этим сотрудником или другими сотрудниками данного работодателя.
Работодатель самостоятельно вправе определять перечень работ, при выполнении которых работники не могут пользоваться сотовыми телефонами на рабочих местах.
При этом следует иметь в виду часть второй статьи 21 Трудового кодекса РФ (далее -ТК РФ), согласно которой в обязанности работника входит, в частности, соблюдение правил внутреннего трудового распорядка и трудовой дисциплины.
Таким образом, работодатель вправе регламентировать локальным нормативным актом правила поведения сотрудников на рабочем месте и привлекать к дисциплинарной ответственности за их невыполнение.
Однако безусловный запрет на использование личного телефона в рабочее время, вне зависимости от особенностей осуществления трудовой функции, выходит за рамки регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений и является недопустимым вмешательством в частную жизнь гражданина, что противоречит статье 23 Конституции РФ (право на неприкосновенность частной жизни).
Таким образом, любое ограничение прав гражданина на частную жизнь в рамках трудовых отношений должно признаваться правомерным постольку, поскольку такое ограничение непосредственно связано с осуществлением работником трудовой функции и направлено на достижение целей деятельности работодателя, определяющих ее содержание.

2.Порядок установления стимулирующих надбавок к заработной плате

Согласно статье 135 ТК РФ системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.
При этом следует учитывать положения статьи 144 ТК РФ о системах оплаты труда (в том числе тарифные системы оплаты труда) работников государственных и муниципальных учреждений, которые устанавливаются в государственных учреждениях субъектов Российской Федерации ( к которым относится Свердловская область) - коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.
Правительство Российской Федерации может устанавливать базовые оклады (базовые должностные оклады), базовые ставки заработной платы по профессиональным квалификационным группам.
Заработная плата работников государственных учреждений не может быть ниже установленных Правительством Российской Федерации базовых окладов (базовых должностных окладов), базовых ставок заработной платы соответствующих профессиональных квалификационных групп.
Системы оплаты труда работников государственных учреждений устанавливаются с учетом единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих или профессиональных стандартов, а также с учетом государственных гарантий по оплате труда, рекомендаций Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (часть третья статьи 135 ТК РФ) и мнения соответствующих профсоюзов (объединений профсоюзов) и объединений работодателей.
Заработная плата включает также выплаты стимулирующего характера. К числу таких выплат относятся премии, стимулирующие доплаты и надбавки.

Премии как часть заработной платы представляют собой денежные выплаты за достижение определенных результатов в труде. Применение премиальных систем направлено на создание у работников материальной заинтересованности в достижении тех показателей, которые не предусмотрены основной оплатой по тарифным ставкам и окладам.
В этом смысле премиальная система не является самостоятельной и применяется только в дополнение к сдельной или премиальной.
Все премии разделяются на две группы:
входящие в систему оплаты труда и не входящие в нее. Первые выплачиваются при условии достижения результатов, заранее обусловленных показателем премирования, поэтому их достижение порождает у работников право на получение премии. При недостижении этого показателя право на премию не возникает. В зависимости от того, с какой целью вводится премирование, показатель премирования может быть количественным (выполнение и перевыполнение производственных заданий по выпуску продукции;
выполнение технически обоснованных норм выработки; освоение прогрессивных норм выработки и пр.) или качественным (снижение трудозатрат; экономия сырья, материалов, топлива; повышение удельного веса продукции высшей категории качества; безупречное обслуживание клиентов и пр.). Наряду с показателем могут устанавливаться и условия премирования, т.е. дополнительные требования, при невыполнении которых премия не начисляется или ее размер снижается. Премии, не предусмотренные системой оплаты труда, носят характер разового поощрения и потому выплачиваются, как правило, нерегулярно и зачастую вне связи с конкретными достижениями в труде по одностороннему усмотрению работодателя. Поощрительное премирование является правом, а не обязанностью работодателя, поэтому его условия определяются им самостоятельно и не требуют наличия заранее формализованного основания. Такие премии в отличие от предусмотренных системой оплаты труда не учитываются в среднем заработке работника.
Порядок премирования в организациях устанавливается либо работодателем с учетом мнения профкома, либо в коллективном договоре. В представленном коллективном договоре такой порядок не установлен, но в этом случае надо смотреть Положение об оплате труда, в котором сказано, что размер повышающего коэффициента определяется главным врачом персонально в отношении конкретного работника и оформляется приказом.
Тут надо сказать, что трудовое законодательство не проводит четкого разграничения понятий "доплата" и "надбавка". Стимулирующие доплаты и надбавки в отличие от премий носят постоянный характер и выплачиваются не за будущие, требующие оценки достижения, а за уже достигнутые результаты и индивидуальные качества работника, обеспечивающие высокую результативность его работы.
К их числу относятся надбавки и доплаты за высокие достижения в труде, непрерывный стаж работы в организации (или в отрасли), высокое качество работы, выполнение особо сложной работы, профессиональное мастерство. Причём порядок установления стимулирующих надбавок и доплат в организациях должен быть таким же, как и порядок установления премий.
Согласно статье 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.
При этом следует иметь в виду положения статьи 57 ТК РФ, согласно которой одним из обязательных условий для включения в трудовой договор являются условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты.
Ну и наконец необходимо учитывать требование статьи 72 ТК РФ, гласящей, что изменение определенных сторонами условий трудового договора допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ (в частности статьёй 74 ).

В представленном трудовом договоре размер надбавки отсутствует (что на мой взгляд неверно), также не предусмотрен порядок начисления надбавок (что логично, ибо всё это должно регулироваться локальными нормативными актами учреждения, но тогда их нужно хотя бы указать!).
В трудовом договоре есть только ссылка на Положения и некие «другие распорядительные документы». Необходимо уточнить у работодателя, что понимается под этими документами?

3.Уведомление о депримировании

Порядок уведомления о депримировании трудовым законодательством не регулируется, всё это должно быть прописано в локальных нормативных актах учреждения. К сожалению, в представленном Положении о премировании это не урегулировано и профкому надо этот вопрос поставить перед работодателем.

4. Доплата за совмещение профессий

Ответ на этот вопрос содержится в статье 151 ТК РФ: при совмещении профессий (должностей), расширении зон обслуживания, увеличении объема работы или исполнении обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, работнику производится доплата. Размер доплаты устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы (статья 60.2 ТК РФ).

И в завершение предлагаю вниманию пользователей сайта интересное дело и надеюсь, что эта информация заинтересует не только работников, но и работодателей, и они возьмут её на заметку, чтобы не нарушать трудовые права работников.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ ВСТАЛ НА ЗАЩИТУ РАБОТНИКА

Если сотрудник не вышел на работу по уважительной причине, да еще и предпринял меры для обеспечения рабочего процесса в его отсутствие, то увольнять такого работника нельзя, указывает высшая судебная инстанция.
Верховный Суд Российской Федерации (далее- ВС) подчеркивает, что увольнение является крайней мерой: даже при прогуле по неуважительной причине перед расторжением контракта необходимо учитывать поведение сотрудника в целом и его отношение к труду.
До высшей инстанции с жалобой на «Почту России» дошла жительница Москвы, которую уволили за прогул без уважительной причины. Заявительница отмечала, что не смогла выйти на работу, так как находилась в больнице с несовершеннолетним племянником, который сломал нос во время игры в хоккей. При этом сотрудница отправила руководителю смс-сообщение о своем отсутствии, попросила коллегу ее заменить, а впоследствии представила на работу медицинские документы. Тем не менее «Почта России» расторгла с истицей трудовой договор.
Бабушкинский суд Москвы и Мосгорсуд восстановить заявительницу на работе отказались.
Суд первой инстанции счел, что истица не представила доказательства, подтверждающие необходимость ее нахождения в больнице с племянником. Также он сослался на отсутствие свидетельства о согласии руководителя на пропуск заявительницей рабочей смены.
По мнению районного суда, договоренность сотрудницы почтового отделения с коллегой о замене не свидетельствует о том, что она не совершила прогул, поскольку истица отсутствовала на работе без уважительных причин и без разрешения руководителя.
Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами.
Трудовой кодекс РФ (далее - ТК РФ) позволяет работодателю уволить сотрудника за прогул без уважительных причин, поскольку это является грубым нарушением. Однако при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть 5 статьи 192 ТК РФ).
Суды же, проверяя законность действий работодателя, должны действовать не произвольно, а исходить из общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, в частности, таких как справедливость, соразмерность, законность — и оценивать всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе причины отсутствия работника на работе (определения Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2009 года No75−0−0, от 24 сентября 2012 года No1793−0, от 24 июня 2014 года No1288−0, от 23 июня 2015 года No1243−0 и др.).
При этом обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (пункт 23 постановления Пленума Верховного Суда от 17 марта 2004 года № 2). Именно работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, (пункт 38 постановления этого же Пленума).
«Обязательным для правильного разрешения спора является установление обстоятельств и причин (уважительные или неуважительные) отсутствия работника на рабочем месте», — напоминает ВС.

По данному делу суд первой инстанции ошибочно полагал имеющим значение прежде всего то, получила или нет сотрудница согласие руководителя на пропуск своей смены.
Такой вывод не может быть признан правомерным, так как сделан с нарушением норм процессуального права и противоречит материалам дела, считает ВС.
Как следует из материалов дела, истица поясняла работодателю, а также в судебных заседаниях о наличии уважительных причин отсутствия на рабочем месте — из-за необходимости нахождения с племянником в больнице. Она указывала на то, что проживает совместно со своей сестрой и ее сыном, они являются членами одной семьи, ведут общее хозяйство.
Заявительница принимает непосредственное участие в жизни и воспитании своего племянника: водит его в школу и спортивные секции, гуляет с ним.
В день, якобы, прогула сестра истицы поехала в госпиталь навестить их мать, перенесшую инсульт. А племянник играл с друзьями во дворе в хоккей, в ходе матча он получил перелом носа и женщина повезла его в травмпункт, откуда ребенка госпитализировали. Естественно, родственница поехала в больницу вместе с ребенком.
Параллельно она отправила руководителю смс-сообщение, что выйти на работу в свою смену не сможет, но ее подменит другой сотрудник.
По словам истицы, такой способ уведомления был сложившейся практикой у работников отделения почтовой связи.
Таким образом, сотрудница полагала, что ею предприняты все меры по уведомлению работодателя об отсутствии на работе и по обеспечению работы почтового отделения, указывает ВС.
Подменившая истицу коллега также рассказала, что она предупреждала заместителя руководителя о том, что отработает смену за нее.
До непосредственного же начальника ей не удалось дозвониться.
Инструкции о том, как предупредить руководителя об отсутствии на рабочем месте в отделении почтовой связи не имеется, но сложился порядок звонить начальству и объяснять ситуацию, рассказала свидетель.
Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в удовлетворении иска, частично изложив в тексте решения обстоятельства дела, отверг доводы заявительницы без приведения мотивов, а свой вывод об отсутствии уважительных причин для пропуска работы обосновал лишь тем, что доказательств получения согласия руководителя на невыход в свою смену она суду не представила.
Такая позиция районного суда не соответствует правовым нормам, считает ВС. По его мнению, суду, например, следовало допросить заместителя начальника отделения почтовой связи, которую свидетельница уведомила о невыходе истицы на работу.
Суд апелляционной инстанции эту ошибку не исправил.
При этом содержание апелляционного определения не соответствует материалам дела: в нем указано, что прокурор дал заключение о законности и обоснованности решения суда первой инстанции, тогда как из протокола судебного заседания следует, что прокурор дал заключение о незаконности и необоснованности увольнения истца с работы и наличии оснований для удовлетворения исковых требований.
«Суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Россией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть 5 статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен (абзацы второй, третий, четвертый пункта 53 постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года № 2)", — подчеркивает ВС.

В нарушение приведенных положений судебные инстанции оставили без внимания факт непредоставления ответчиком доказательств, свидетельствующих о том, что при принятии решения об увольнении учитывалась тяжесть вменяемого ей в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также то, что ответчиком учитывались предшествующее поведение сотрудницы и ее отношение к труду.
Судами первой и апелляционной инстанций не исследовалась возможность применения ответчиком иного, менее строгого вида дисциплинарного взыскания.
При таких обстоятельствах выводы судов о том, что у работодателя имелись основания для увольнения за прогул, являются неправомерными, они сделаны при неправильном применении норм материального права и с нарушением норм процессуального права:
судебные инстанции не определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и то, какой стороне надлежит их доказывать, не установили эти обстоятельства, не оценили в совокупности имеющиеся по делу доказательства.
Судебные инстанции формально подошли к рассмотрению настоящего дела, связанного с нарушением трудовых прав, что недопустимо при разрешении спора данной категории, подчеркивает ВС.
Он отменил решение Бабушкинского суда Москвы и апелляционное определение Мосгорсуда и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.